на одном языке с техникой
   
Статьи
 

 

ПОЧЕМУ РОССИЯ НЕ ГОВОРИТ ПО-АНГЛИЙСКИ

взгляд далекого от проблем образования переводчика

1. Образование в России – какие уж тут переводы

2. Особенности национального преподавания

3. Сверхспособность детей или слабоумие взрослых?

4. Изучение языка с точки зрения НЛП

5. Полезные советы

Задумывались ли Вы, чем отличается нормальное преподавание языка от того, что наблюдается в Многострадальной повсеместно? Если Вы изучали язык лет 10 назад, попытайтесь вспомнить, что собственно изучалось. Приходят на ум вещи типа «совершенных» и «продолженных» времен, «инфинитивно-предикативные обороты», знаменитый «герундий» и «страдательные залоги», не так ли? Так вот, в школе Вы изучали не язык, а термины, относящиеся к языку, и то, что Вы ничему полезному не научились – совершенно нормально и вовсе не является свидетельством Вашего низкого IQ. При такой методике преподавания и таблица умножения окажется не по разуму среднему индивидууму, ведь даже то, что дважды два – четыре, можно доказывать через частные производные и прочие заднепроходные отверстия.

Как-то раз ко мне наведался сын моей одноклассницы с просьбой помочь ему с домашним заданием по английскому языку. Там требовалось перевести на английский «сложносочиненные предложения», да еще и с использованием «страдательного залога». Вполне владея как устным, так и письменным английским языком, я, увы, оказался не в состоянии помочь бедолаге. Ну не знаю я, что такое «страдательный залог» и «сложносочиненное предложение»! Кстати этого не знают и сами англичане, что, впрочем, не мешает им неплохо говорить по-английски. Вот такие вот «домашние задания» у нас в школах - прямо-таки научно-технический перевод с китайского по редкой тематике!

А практическое говорение с такими ужасами в голове Вы как себе представляете? Хорошая аналогия – езда на автомобиле: по теории сначала следует привести в действие привод сцепления для отсоединения маховика двигателя от ведущих колес. Затем перевести рычаг переключения передач в положение, соответствующее текущей скорости и нагрузке на двигатель (осталось только правильно использовать моментную характеристику последнего!). Затем… Чувствуется, что далеко мы не уедем. Вот почему выпускники наших ВУЗов владеют английским хуже средней продавщицы мороженого в далекой Голландии.

Можно ли изучать язык как-нибудь иначе? Возьмем известный на западе учебник Cambridge Grammar, изданный в Англии самими англичанами. В учебнике дается курс грамматики в объеме факультетов иностранных языков для языковых ВУЗов, однако никаких «страдательных залогов» там почему-то не упоминается. Изложение «сложных грамматических конструкций» на поверку оказывается простым, как забор. Например, объяснение правил использования «настоящего совершенного времени» (по нашим учебникам) дается в виде «конструкция I have done употребляется тогда-то и тогда-то» с хорошо подобранным списком примеров. Это очень важный для практического изучения языка момент: учащемуся абсолютно не обязательно знать научное название той или иной грамматической конструкции, классификацию таких конструкций и прочую лингвистическую муть. Более того, учебник написан с ограничением используемого словарного запаса на уровне знаний типичного учащегося, чтобы исключить необходимость перевода со словарем. Вы представляете: в странах с «плохим» образованием авторы учебников, оказывается, думают об интересах учащихся!

Как это ни странно, на Западе все точки над i в части преподавания английского языка расставил капитализм: если учебники нечитабельны для учащихся, их просто не будут покупать, что невыгодно ни авторам, ни издательствам. У нас же действуют не рыночные механизмы, а соображения удобства для авторов. Авторы учебников, годами занимающиеся имитацией научной работы, при написании этих учебников используют свои «наработки» типа диссертаций и статей в профессиональных журналах. Но профессиональные журналы не публикуют статьи типа «применение конструкции I have done», да и ученый совет может раскритиковать диссертацию за недостаточную научность. Вот и появляются учебники, читать которые можно только с помощью специально обученного дешифровальщика – школьного преподавателя.

Кстати о диссертациях. Глава ученого совета, в котором я некогда защищал кандидатскую по силовой электронике, пролистав работу, недовольно заметил: «Формул маловато – это же все-таки научная работа!» В России такое отношение повсеместно, ибо главное – не практический результат, а наукообразие. Регулярно знакомясь со скромными диссертациями по электротехнике выпускников Массачусетского технологического института (MIT), я могу констатировать, что они написаны проще и понятнее большинства дипломных (!) работ студентов наших ВУЗов. По крайней мере, понятно, чем озадачивался автор, что сделали его предшественники, в чем заключаются проблемы существующих решений, что предлагает автор, и каков полученный результат. Только формул в диссертациях MITа, увы, маловато, и требованиям нашей передовой системы образования они не соответствуют. Правда малоизвестный почтенной публике MIT почему-то входит в 20-ку ведущих технических ВУЗов планеты, в отличие, например, от МГУ, не попавшего даже в первую сотню. Но мы все равно впереди. Вот только для выпускников наших кафедр электроники совершенно нормально не уметь обращаться с паяльником (а таких 5-7 из 10, уж поверьте все еще не потерявшему квалификацию электронщику), для выпускников наших медицинских институтов – не уметь находить у пациентов вены или пользоваться микроскопом и т.д. Да и зачем столь глубокие познания? Главное – диплом!

Неудивительно, что значение диплома все больше приближается к значению справки из психбольницы. Если его нет – это вроде бы плохо, а вдруг и в самом деле с этим человеком что-то не так. Но вот если он есть – это вроде как ничего и не значит, т.к., во-первых, почти у всех есть, а во-вторых, это не означает наличия у его обладателя каких-либо полезных навыков. С другой стороны обладание дипломом значительно повышает уровень понтов соискателя на вакантную должность, и работодателям это прекрасно известно. Нанимая работников, нормальные работодатели уже не спрашивают, где они изучали английский язык – если соискатель указывает, что владеет иностранным языком, достаточно предложить продолжить собеседование на этом языке. Можете смеяться, но четверо соискателей из пяти в лучшем случае в состоянии представиться и попросить кофе. Мой старый приятель, рассматривая кандидатуры на «электротехнические» вакансии интересуется… опытом радиолюбительства, т.к. по его мнению, это гораздо больше говорит о реальной квалификации, чем перечень изученных дисциплин во вкладыше к диплому.

Наша система образования порождает огромное количество людей, которых можно охарактеризовать как «пустое место с большими претензиями». Людей, уверенных, что наличие диплома поднимает их ценность для работодателя и общества в целом. И то, что хороший парикмахер (ой, простите, стилист), к которому нужно записываться за две недели, часто стоит по своему уровню развития выше «дипломированной» барышни из так называемой хорошей семьи, в которой все с высшим образованием, не укладывается у них в голове. Одна моя знакомая зарабатывает в среднем порядка 40-50 тыс. незеленых в месяц «просто» оформляя документы в MS Word. Неплохой доход для «глубинки», верно? А ведь человек работает, подумать только, у себя дома… и на работу не ходит! Вы тоже знаете MS Word? К сожалению, между знанием и умением есть некоторая разница, которую не принято афишировать в учреждениях Минообразования. Поэтому как работодатель я знаю, что нормального верстальщика в MS Word трудно найти. И когда мы принимаем в бюро переводов верстальщиков, мы обучаем их работе с текстовыми редакторами заново. Кстати, работа по данному направлению с фрилансерами обнаружила практически ту же самую картину, что и с переводчиками, занимающимися переводом технической документации (из 100 соискателей 2-3 человека хоть что-то умеют делать). Если бы те, кто получил модный нынче диплом «переводчика в сфере профессиональной коммуникации», еще и переводить умели (хотя бы на родной язык), мой скромный бизнес давно стал бы высокооплачиваемым отдыхом на море.

Таким образом, уровень владения нашими согражданами иностранными языками является лишь отражением состояния системы образования в нашей стране. Если Вы не говорите по-английски как члены королевской семьи, не стоит впадать в уныние. В изучении языка основное значение имеют не столько затраченные усилия, сколько точка их приложения. О точках приложения – далее.


Мы не выполняем переводы по 1000 страниц в месяц. Мы не беремся за ВСЕ переводы, от нефтехимии до астрономии. Мы не переводим на китайский язык. Но мы УМЕЕМ ДЕЛАТЬ то, что предлагаем своим клиентам.



© Все права защищены. Копирование материалов сайта без письменного разрешения правообладателя преследуется по закону.